Regional Snapshot

краткая характеристика стран ЕС - 2013

Рынку труда Евросоюза не хватает около 6 млн. рабочих мест для восстановления докризисной ситуации в сфере занятости…...

  • Уровень занятости в странах ЕС (15-74)1, составлявший 57,6 процента в третьем квартале 2012 года, по-прежнему на 1,6 процентных пункта ниже, чем до третьего квартала 2008 года, когда начался мировой экономический кризис. Это означает, что для возврата к докризисным показателям занятости на рынке труда все еще не хватает 5,9 млн. рабочих мест.
  • Несмотря на некоторые обнадеживающие признаки восстановления экономики, отмечавшиеся с 2010 года, только в 5 странах ЕС из 27 (Австрия, Германия, Венгрия, Люксембург и Мальта) показатели занятости превышают докризисный уровень (рис. 1). В некоторых странах показатели занятости только за два последних года снизились на более чем 3 процентных пункта, в частности, на Кипре, в Греции, Португалии и Испании.
Рис. 1. Показатели занятости в третьем квартале 2008, 2010 и 2012 гг. (%)
1. Страны, где показатели занятости продолжают снижаться. 2. Страны, где рост уровня занятости был недостаточен для достижения докризисных показателей. 3. Страны, где уровень занятости превысил докризисные показатели
Примечание: показатели занятости приведены для людей в возрасте от 15 до 64 лет, имеющих работу Источник: по оценкам Международного института трудовых отношений на основе данных Евростата

 

… и в 2013 году безработица продолжает расти в большинстве стран ЕС…

  • В феврале 2013 года не имели работы более 26,3 млн. европейцев, что на 10,2 млн. человек больше, чем в 2008 году. Важно отметить, что хотя снижение занятости приостановилось в 2010- 2011 гг., в течение последнего года темпы снижения занятости вновь начали расти.
  • По данным на февраль 2013 года, уровень безработицы в ЕС составлял 10,9 процента (Рис. 2). Это означает, что остается еще 4,1 процентных пункта до докризисного уровня (февраль 2008 г.).Уровень безработицы в Европе вырос еще быстрее, достигнув исторического максимума в 12 процентов в феврале 2013 года.
  • В условиях ограниченного числа создаваемых рабочих мест людям все труднее искать работу. В результате растет длительная безработица (отсутствие работы более одного года). По данным на третий квартал 2012 года, в Евросоюзе насчитывалось 11 млн. человек, находящихся в условиях длительной безработицы. Это на 1,3 млн. больше, чем годом ранее, и на 5,2 млн. больше, чем в 2008 году. В большинстве стран ЕС более чем 40 процентов безработных остаются без работы более года. С 2008 года в Эстонии, Ирландии, Литве и Испании зафиксирован наибольший рост длительной безработицы.
  • В результате многие соискатели теряют надежду на трудоустройство и прекращают искать работу. В странах ЕС, где ведется подобная статистика, число потерявших надежду на трудоустройство – тех, кто неактивен на рынке труда, но хотел бы работать – выросло в среднем на 29 процентов в период с 2008 по 2011 год.
Рис 2. Показатели безработицы в третьем кварталах 2008, 2010 и 2012 гг. (%)
1. Страны, где уровень безработицы продолжил расти с 2010 года. 2. Страны, где уровень безработицы снизился с 2010 года.
Примечание: Данные приведены с учетом сезонных колебаний. Данные по Эстонии и Венгрии представлены на январь 2013 года, а данные по Греции, Латвии и Великобритании – на декабрь 2012 года.
Источник: по оценкам Международного института трудовых отношений на основе данных Евростата

 

…в наибольшей степени затрагивая молодежь и малоквалифицированных работников.

  • Молодежная безработица достигла тревожных масштабов. По данным на февраль 2013 года, уровень безработицы в странах ЕС среди молодежи составлял 23,5 процента, а в Греции и Испании он достиг 58,4 и 55,7 процента, соответственно. Только в Германии с 2008 года молодежная безработица снизилась (Рис. 3). Особенно тревожит тот факт, что в 2011 году почти 30 процентов молодых людей в Европе находились на грани нищеты и социальной изоляции.
  • Безработица особенно серьезно затронула и малоквалифицированных работников. Среди работников с начальным и низшим средним образованием уровень безработицы в три раза выше, чем среди работников с высшим образованием. Уровень занятости среди работников с высшим образованием вырос на 12,6 процента в период с 2008 по 2012 год, в то время как среди работников с начальным и низшим средним образованием этот показатель за тот же период снизился почти на 17 процентов.
Рис. 3. Показатели безработицы среди молодежи в третьем квартале 2008, 2010 и 2012 гг. (%)
Примечание: приведены данные с учетом сезонных колебаний. Данные по Эстонии и Венгрии представлены на январь 2013 года, а данные по Кипру, Греции, Латвии, Румынии, Словении и Великобритании – на декабрь 2012 года.
Источник: по оценкам Международного института трудовых отношений на основе данных Евростата


 

Все большее распространение получают нетипичные формы занятости, что, возможно, отражает неопределенность бизнес-среды в отношении дальнейших перспектив,…

  • С 2008 года число случаев временной и неполной занятости выросло в 19 и 22 странах ЕС соответственно, и это несмотря на то, что с началом кризиса наибольшее число увольнений пришлось именно на временных и занятых неполный рабочий день работников.
  • Рост числа случаев вынужденного временного трудоустройства, возможно, отражает неуверенность предприятий относительно своих перспектив роста. В этом случае работодатели, неуверенные в будущих стабильных продажах и производстве, не стремятся заключать длительные трудовые контракты с работниками. Рост же числа случаев неполной занятости может объясняться соглашениями между работником и работодателем о пересмотре рабочего графика, что позволяет избежать увольнения. Среди тех, кто вынужден довольствоваться временным или неполным трудоустройством, непропорционально много женщин и молодых людей.

… в то время как растут возникновения социальной напряженности

  • Усугубляющаяся ситуация на рынке труда увеличивает риск социальных волнений. Согласно последним оценкам, подготовленным для Европейского регионального совещания, риск возникновения социальной напряженности на 12 процентных пунктов выше, чем до начала мирового финансового кризиса.2 По сравнению с другими регионами в Евросоюзе этот риск вырос наиболее значительно (Рис. 4).
  • В период с 2010 по 2012 годы риск возникновения социальных волнений резко вырос на Кипре, в Чехии, Греции, Италии, Португалии, Словении и Испании, а снизился в Бельгии. Германии, Финляндии, Словакии и Швеции.
Рис. 4. Изменения в уровне риска возникновения социальных волнений в периоды 2006-2007 гг. и 2011-2012 гг.
Примечание: вертикальная ось содержит значения в процентах от 0 до 100, где 100 процентов – самый высокий риск возникновения социальных волнений напряженности. Диаграмма показывает повышение или снижения риска в процентном отношении. Столбцы обозначают средние показатели по регионам.
Источник: расчеты Международного института трудовых отношений на основе данных Gallup World Poll 2013 года.

Риск возникновения социальный волнений – комплексный показатель, рассчитываемый Институтом на основе данных исследований разных аспектов восприятия людьми их жизни. Это такие аспекты как, например, доверие властям, мнение о том, улучшаются ли стандарты жизни или ухудшаются, а также оценка людьми ситуации на рынке труда (см. МОТ, World of Work Report 2012). Таким образом, по своей сути оценка риска возникновения социальных волнений – качественный показатель. Что важно, практика показывает, что изменения в показателе риска возникновения социальных волнений, как предполагается, в большой степени зависят от уровня безработицы и неравенства доходов (расчет по коэффициенту Джини) и слабо зависят от колебаний экономического роста./td>

 

Необходимость применения стратегии, ориентированной на рост занятости

  • Описанные выше тенденции демонстрируют необходимость перехода к стратегии, стимулирующей рост занятости. До сих пор упор делался на снижение дефицита бюджета и восстановление конкурентоспособности экономики на внешнем рынке с помощью «внутренней девальвации». Задачи в области бюджета и конкурентоспособности экономики носят ключевой характер, однако реализовывать их нужно, избегая непродуманных методов жесткой экономии и структурных реформ, не направленных на устранение глубинных причин кризиса. Приведенные выше данные демонстрируют непродуктивность такого подхода. Переход к стратегии, ориентированной на рост занятости, напротив, будет способствовать положительным результатам как в макроэкономической сфере, так и в сфере занятости.
  • Во-первых, необходимо бороться с структурными проблемами, которые на деле являются причиной кризиса. Одна из них берет начало в системных проблемах финансового сектора, находившихся в эпицентре финансового кризиса, однако до сих пор не разрешенных. Согласно обзору Европейского центробанка, стремительно растет доля небольших предприятий, испытывающих проблемы при получении банковского кредита. В январе 2013 года объем кредитов, выданных нефинансовым корпорациям (большим и малым) снизился на 1,5 процента по сравнению с прошлым годом.
  • Во-вторых, вновь возникшие проблемы с занятостью в странах ЕС отражают ослабление совокупного спроса. Все большее число стран вынуждены снижать заработную плату и сокращать занятость, что приводит к падению внутреннего спроса и инвестирования и подрывает торговлю в рамках ЕС. В результате приходится все меньше рассчитывать на такой метод, как увеличение экспорта с целью компенсировать снижение внутреннего спроса, что демонстрирует провал стратегий, основанных исключительно на сочетании мер жесткой экономии бюджета и внутренней девальвации (например, сокращение реальной заработной платы с целью повышения конкурентоспособности). Данные, приведенные в прошлых изданиях доклада World of Work, подкрепленные недавним исследованием МВФ, показывают, что можно проводить более сбалансированную налогово-бюджетную политику, успешно реализуя задачи и в сфере занятости, и в налогово-бюджетной сфере. Речь идет о таких мерах, как: 1) более реалистичные методы снижения бюджетного дефицита, и 2) сочетание различных бюджетных мер. Речь идет также о большем упоре на программы, стимулирующие занятость, в том числе на продуманную активную политику на рынке, об ориентации на эффективные социальные выплаты и недопущении непродуманных трат, о борьбе с уклонением от уплаты налогов, а также о привлечении новых источников доходов в бюджет, которые не слишком скажутся на уровне деловой активности, трудовом и инвестиционном климате.
  • Успешный опыт Швеции по противодействию финансовому кризису в 1990-х годах показывает, что такой комплекс мер стимулирования занятости и эффективен, и осуществим. И все же, учитывая масштабы кризиса, есть веские причины для координированных действий на международном уровне. Чем большее число стран применят стратегию, ориентированную на рост занятости, тем выше будет уровень занятости, доходов и инвестиций в Евросоюзе.
  • В-третьих, структурные и макроэкономические изменения потребуют времени. Между тем ситуация продолжает ухудшаться, и это диктует необходимость принятия срочных мер. Особенно актуально следующее:
    • Большой положительный эффект принесут базовые гарантии занятости для молодых людей. Это понятие включает в себя образование, возможности для обучения, предназначенные специально для тех, кто неактивен на рынке труда, участие в программах на рабочих местах и интенсивную помощь в поиске работы. Для людей с низким уровнем подготовки (работающих или безработных) необходимы программы непрерывного обучения. Однако приоритетными должны стать меры профилактики, например, недопущение ухода учеников из средней школы. Недавнее исследование МОТ показывает, что бюджет мер по стимулированию молодежной занятости, охватывающих все страны Евросоюза, составит около 21 млрд. евро, что выгодно отличается по стоимость от многих других проектов, особенно если учесть долгосрочный эффект таких мер.
    • Дальнейшее применение пассивной и активной политики на рынке труда в странах Еврозоны расширит возможности трудоустройства, поддержит доходы и обеспечит социальную защиту безработных. Для этого можно задействовать уже имеющиеся европейские фонды.
    • Более координированные действия государственных служб занятости стран Евросоюза поможет повысить мобильность и преодолеть дисбаланс на рынке труда, а также нехватку рабочей силы в странах с низким уровнем безработицы.
  • Наконец, социальный диалог помогает 1) разрабатывать более действенные политические инструменты, 2) объединить трехсторонних участников МОТ в реформах, направленных на рост занятости, и 3) обеспечить, чтобы принимаемая стратегия была ориентирована на конкретные нужды и потребности людей.
  • МОТ может сыграть ключевую роль в скорейшем переходе к стратегии, стимулирующей занятость, помогая выявлять и распространять передовой опыт в этой сфере. МОТ обеспечивает техническую поддержку и новую концепцию, в центре которой - расширение занятости и достойного труда. В период нынешней рецессии многие европейские страны провели реформы на рынке труда, затрагивавшие законодательство о защите занятости, систему социальной защиты и коллективных переговоров. При этом реформы, как правило, проводились без согласования с профсоюзами и организациями работодателей. Как организация с трехсторонней структурой, МОТ может предоставить платформу для конструктивного диалога, направленного на разработку продуманных антикризисных мер.