Международные трудовые нормы

Конвенция № 1: веха в борьбе за права работников

100 лет назад на первой Международной конференции труда была принята первая международная трудовая норма - по продолжительности рабочего времени. В дни, когда МОТ отмечает годовщину этого знаменательного события, специалист по вопросам рабочего времени Джон Мессенджер (Jon Messenger) вспоминает о том, как принималась и какой эффект произвела первая конвенция.

Комментарий | 13 Ноябрь 2019 г.

Вне зависимости от того, где мы работаем и чем занимаемся, понятие «рабочее время» касается каждого из нас. Но мало кто отдает себе отчет в том, что введением ограничений на продолжительность нашего рабочего времени мы обязаны первой международной трудовой норме, принятой Международной организацией труда (МОТ). А именно - Конвенции 1919 года о рабочем времени в промышленности (№1).

В 1914 году, в канун начала Первой мировой войны, ограничение рабочего времени – как правило, речь шла о восьмичасовом рабочем дне – было одним из основных требований международного профсоюзного движения.

С окончанием войны и созданием в рамках Версальского договора МОТ этот вопрос вновь вышел на первый план. Связанные с ним волнения трудящихся грозили охватить целый ряд стран.

В Уставе МОТ, изложенном в статье 427 Договора, помимо прочего говорилось о том, что «введение 8-часового рабочего дня или 48-часовой рабочей недели в качестве нормы там, где это еще не установлено» - вопрос «особой и неотложной важности».

Всего несколько месяцев спустя вопрос был включен в повестку дня первой сессии Международной конференции труда (МКТ), проходившей в Вашингтоне в октябре-ноябре 1919 года. По окончании конференции принцип восьмичасового рабочего дня был закреплен в первой из принятых МКТ конвенций – Конвенции 1919 года о рабочем времени в промышленности.

Если участь, что всего за пять лет до этого идея восьмичасового рабочего дня отвергалась как невыполнимая и недостижимая в условиях международной конкуренции, то принятие Конвенции №1 надо признать выдающимся свершением: международное профсоюзное движение добилось международного признания своей важнейшей цели.

© Frans Persoon
Ратификация Конвенции №1 государствами-членами МОТ оказалась, однако, не таким быстрым делом, как рассчитывал первый директор МОТ Альбер Тома. Великая депрессия отбила у работодателей желание идти на повышенные трудовые затраты. Более того, некоторые государства-члены МОТ и даже ряд деятелей профсоюзного движения, особенно в Германии и Соединенном Королевстве, высказывали мнение, что сокращения рабочего времени следует добиваться скорее за счет профсоюзной деятельности и коллективных переговоров, чем законодательным путем. Даже сегодня из 187 государств-членов МОТ конвенцию ратифицировали только 46.

Тем не менее, хотя Конвенцию №1 ратифицировало не так много стран, она оказала существенное влияние на распространение восьмичасового рабочего дня.

 До 1919 года закон о восьмичасовом рабочем дне был принят лишь в четырех странах: в 1909 году на Кубе, в 1914-м в Панаме, в 1915-м в Уругвае и в 1916-м  в Эквадоре. За период с ноябрьского перемирия 1918 года и до составления предварительного доклада для вашингтонской МКТ законы о восьмичасовом рабочем дне в том или ином виде были приняты в Австрии, Дании, Испании, Италии, Нидерландах, Норвегии, Польше, Португалии, Франции, Чехословакии и Швейцарии.

Восьмичасовой рабочий день получил также более широкое распространение в Соединенном Королевстве и США. Рабочий день был сокращен до восьми часов у более чем четырех из двенадцати миллионов британских работников, а в Соединенных Штатах число работников с закрепленным в трудовых соглашениях восьмичасовым рабочим днем выросло со 172 000 в 1915 году до 1,14 млн в 1918-м.

«В 1918-1919 годах восьмичасовой рабочий день – где за счет коллективных соглашений, где в законодательном порядке – стал реальностью в большинстве промышленно развитых стран», - констатировал Альбер Тома.

К 1922 году общепринятой практикой по всей Европе, в Австралии, Новой Зеландии и многих странах Латинской Америки стала 48-часовая рабочая неделя, особенно в промышленности. Существенно сократилась продолжительность рабочего времени в Японии и Индии.

Вспоминая эти давние времена, нельзя не прийти к выводу о том, что введением восьмичасового рабочего дня мы обязаны в первую очередь МОТ и ее Конвенции №1. Благодаря этому восьмичасовой рабочий день стал унифицированным правилом в сфере труда, получил широкое распространение и в наши дни стал нормой по всему миру.

Столетию Конвенции №1 будет посвящено юбилейное мероприятие, которое состоится в штаб-квартире МОТ в Женеве 14 ноября 2019 года.